АО "ННК-Хабаровский НПЗ"

"Мануковы: из века в век", Хабаровские вести, № 78-79, 29.05.2013

188 лет — общий трудовой стаж династии Мануковых, работающих на Хабаровском нефтеперерабатывающем заводе.  

— Это наша прабабушка писала под его диктовку, у самого Михаила Савельевича был почерк плохой, — жадно вглядываются в ровные строки два правнука Михаила Манукова, основателя одной из старейших трудовых династий ХНПЗ, Артур и Алексей. Аккуратные пузатенькие буквы выведены чернилами на пожелтевших от времени страницах старой тетради. Это начало рукописи Михаила Савельевича, которую он задумал, да так и не успел дописать. А поведать ему было что — на его глазах да его руками возводился завод. Несколько тетрадных листков, награды, газетные вырезки с материалами о Манукове сейчас отданы в музей завода…

Еду  и точка

— Ребята, я слышал, что на Дальнем Востоке в Хабаровске начинают строительство первого нефтезавода. Поехали? Им сейчас нужны рабочие руки, — с жаром говорит друзьям комсомолец Миша.

— Хабаровск… Это же так далеко отсюда, — задумчиво протягивает его товарищ.

— Миша, ну как же ехать? Мы здесь вроде хорошо устроены, ты вон дослужился до оператора, а там, говорят, зима почти круглый год, — сомневается второй молодой коллега. Но Мануков уже загорелся — надо ехать и работать, комсомольцев 30-х годов не испугаешь зимами!

«Меня тянуло туда, где трудно, ибо в трудностях только и выковываются настоящие кадры», — пишет он в своих мемуарах.

Убедил, вдохновил. Верные друзья-товарищи Мануков, Петров, Морозов и Стародубов, пришедшие на грозненский завод из одного ФЗУ «Нефтеуч», обратились к руководству с просьбой перевести их на дальневосточную новостройку. Но как терять перспективных специалистов? Начальство пыталось отговорить, даже запугать, потом просто тянуло резину, но тут вмешалась сама судьба — Михаила Манукова в числе прочих избранных приглашают работать на Дальний Восток на нефтезавод. К тому же за него попросила комсомольская организация. Грозненскому директору пришлось отпустить Михаила…

Построить коллектив, потом завод

…И вот поезд несет его через всю страну к берегам широкого, беспокойного Амура. Парень пристально вглядывается в эти просторы, и волнение перед новым местом работы постепенно отпускает его. За окном поезда пробегают поля, сменяются лесами, и не видать им конца… На станциях Мануков выбегает на перрон и вдыхает воздух, совсем не такой, как там, где он родился. Суровая простота незнакомого края подкупает его.

Первое время ночевать Манукову пришлось в конторе, где для него поставили койку. В неотапливаемом помещении, впрочем, как и в заводских цехах, было холодно. Затем его поселили в барак, где между комнатами не было даже дверей, а лишь ситцевые занавески. На две семьи одна печь, электричества не было, использовали керосин или зажигали лучину. Все-таки керосин стоил тогда как литр молока. Но все это житейские мелочи. Насколько очаровала Михаила природа, настолько неприятно удивили его новые коллеги. Мануков иногда жалел о своем переезде из-за нездоровой атмосферы, царившей в коллективе.

«Молодежь, строящая крекинг, вечерами пьянствовала, пела «Мурку», «Гоп со смыком», — напишет он позже в своих воспоминаниях о становлении завода. — Комсомольская организация не вела никакой работы. Я затосковал по Грозному. Проще всего было сдаться и уехать обратно, но я решил — надо перестраивать работу комсомольской ячейки, и тогда многое сможет измениться. В комитет комсомола вошли активные ребята. Мы организовали спортивные кружки: футбольный, парашютный, мотоциклистов, городошников. В клубе открылся кружок самодеятельности и танцев. Постепенно молодежь стала душой строительства».

Кто его не знает?

Манукова интересовало на заводе все. Он считал, что «должен знать каждый винтик, который спрячет под собой земля». Он интересовался работой котельщиков и слесарей, вечерами просиживал над чертежами, изучал схемы, читал специальную литературу. Неспроста именно ему — молодому рабочему и его бригаде поручили в августе 1935 года осуществить пуск первой очереди завода…

Передовику, комсоргу Михаилу приглянулась красавица Ольга Васильева, тоже заводчанка. Вскоре они поженились, и у Мануковых родилась дочь.

— Родители никогда не рассказывали о том, как познакомились, как возникли у них чувства, — говорит дочь Нина Михайловна. — Одно было ясно: у них полное взаимопонимание. Мама умела ценить любовь отца к заводу. Дома у нас был кабинет, где папа работал, и куда нельзя было заходить, чтобы не мешать ему. И сейчас невольно улыбаюсь, когда вспоминаю, как мама говорила нам: «Тише, дети, папа снял сюртук».

Часто бывало так: папа только ступил на порог, а ему уже звонят — срочно нужен его совет. Причем совета у него спрашивали даже по личным делам. Придет жена какого-нибудь заводчанина, нажалуется на нерадивого супруга, Михаил Савельевич обязательно поможет. В коллективе его уважали, считалось, как он скажет, так и будет. Он много времени посвящал заводу, но строго чтил традицию: вечером вся семья обязательно должна была собраться за общим столом.

Из четверых детей трое решили связать свою жизнь с заводом. Работали честно, выкладывались на полную, как когда-то отец.

Сегодня их дело продолжают внуки Михаила Савельевича — Виктор и Сергей, оба на заводе почти по 20 лет. А потом и правнуки пришли — дочь Виктора Алина и сыновья Сергея Алексей и Артур.

К родственникам в музей

— Вот смотри, я еще одну фотографию прадеда нашел, — внимательно изучают стенды заводского музея братья Артур и Алексей. Хранительница музея Аэлита Александровна достает им фотоальбом со статьями о славном предке и снимками. Братья склоняются и вглядываются в лица родных, чьи фотографии теперь стали музейным достоянием.

— Первый раз, когда нас, новичков завода, привели сюда на экскурсию, и я увидел, что прадеду посвящено столько экспонатов, что наш род выставлен на стенде, почувствовал такую гордость и желание сделать что-то такое на заводе, чтобы тоже войти в его историю, — признается Алексей,

— Это в тебе кровь Михаила Савельевича говорит, — смеется жена Алексея Настя. — Да у них даже черты лица похожи! Леша, когда устроился 3 года назад на завод, изменился. Стал более ответственным, собранным и… счастливым. Потом прочитал рукопись прадеда, загорелся. В его записях чувствуется такой же, как у Леши, характер и желание непременно добиться чего-то. Такая же любознательность, стремление научиться новому, освоить все. Теперь он собирается получить высшее техническое образование.

Сейчас Алексей работает оператором технологической установки — очень ответственное дело.

— Да, я будто вернулся в свою семью, — соглашается с женой парень. — Видимо, судьба нам с Артуром продолжать дело прадеда. Наши жены теперь тоже захотели на завод устроиться, так что династия Мануковых не прервется. Я много сменил профессий, но могу откровенно сказать, что это было просто механическое зарабатывание денег, а завод захватывает душу. Здесь надо постоянно контролировать свои действия, потому что последствия необдуманных поступков могут быть непредсказуемыми.

Брат Артур — инженер-экономист в отделе главного механика. Именно это подразделение отвечает за ремонт всего и вся на заводе.

— Когда к бабушке приезжаем, обязательно в разговоре завода коснемся, — улыбается Артур. — Мы рассказываем, как на заводе сейчас, а она про то, как было раньше. Технологии производства очень сильно отличаются от прежних. Неизменным остается лишь то доброжелательное отношение в коллективе, которое было заложено еще во времена нашего прадеда.

Дочь Манукова, Нина Михайловна, тоже очень любила завод. Оператором, а затем инспектором в отделе кадров она прослужила ему долгих 26 лет.

— Такой взаимоподдержки, дружбы нет, пожалуй, больше нигде, — уверяет Нина Михайловна. — Мы любили ходить и на торжественные собрания, и участвовали в самодеятельности. На спортивные соревнования записывались и болеть приходили за своих! А какие вечера устраивали в нашем заводском клубе… В 1957 году пришла я туда работать девчонкой после окончания школы, оттуда вышла на пенсию. Завод — это вся моя жизнь. Думаю, так же могут сказать многие мои товарищи.

Ирина ТРОЦЕНКО

Справка:

Михаил Мануков был назначен одним из первых дежурных инженеров основного производственного цеха (ОПЦ), первый в истории ОПЦ начальник цеха — практик. При организации битумного цеха № 4 был назначен его начальником.

В 1964 году Михаил Савельевич ушел из жизни, проработав на заводе до последнего дня. Стаж — 34 года.

Первую награду — значок «Отличник социалистического соревнования тяжелой промышленности» он получил в 1939 году за стахановский труд и хорошую организацию производства.

В 1944 году он был награжден орденом Ленина за выполнение задания правительства в трудных условиях военного времени. За доблестный труд Мануков был отмечен орденами Трудового Красного Знамени и «Почета».

На 100-летие Хабаровска Михаил Мануков был единственным на заводе награжденным Почетной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР и юбилейным значком.

17/11/2017

Обращения граждан с 10.11.2017 - 16.11.2017
....

10/11/2017

обращение граждан с 03. 11. 2017 г. по 09.11.2017 г.
....

03/11/2017

обращение граждан с 27. 10. 2017 г. по 02.11.2017 г.
....

27/06/2017

Назначение нового генерального директора АО "ННК-Хабаровский НПЗ"
....

31/05/2017

Хабаровский НПЗ утилизацию промышленных отходов осуществляет в рамках действующего законодательства
....

18/05/2017

АО "ННК-Хабаровский НПЗ" - победиль конкурса
....
Внимание

Обращаем Ваше внимание на то, что в Интернете появились сайты с незаконным использованием  информации о деятельности АО «ННК-Хабаровский НПЗ». Сайты со следующими названиями не имеют отношение к нашему предприятию, и информация, размещенная на них, не является официальной:khabnpz.rupiligrimnn.ru